Фоноскопическая экспертиза

В разделе «Экспертные услуги» представлена подробная информация обо всех видах экспертизы.


Фоноскопическая экспертиза - одно из предусмотренных законодательством процессуальных действий по проверке относимости и достоверности записанной на фонограмме информации, имеющей значение доказательства.

В настоящий момент в судопроизводстве имеется значительное количество дел, где звучащая речь, зафиксированная на материальном носителе, имеет важное доказательственное значение.

Фоноскопическая экспертиза проводится в целях установления личности говорящего по признакам голоса и речи, записанной на фонограмме, установления факта стирания, перезаписи, монтажа, фрагментарности записи и иных изменений, привнесенных в фонограмму в процессе или после окончания звукозаписи, определения условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи, а также иных фактов, имеющих значение судебных доказательств.

Представляемые на экспертизу фонограммы могут быть зафиксированы в аналоговой форме на магнитной ленте на кассете, микрокассете, звуковой дорожке видеокассеты, магнитофонной ленте (проволоке) на катушке, в цифровой форме на электронном носителе данных (например, микросхемы памяти цифрового магнитофона), магнитном, лазерном, оптическом диске, магнитной ленте, жестком диске (типа винчестер) и т.п.

При назначении фоноскопической экспертизы необходимо иметь в виду, что в процессе ее производства может возникнуть необходимость в дополнительной информации об обстоятельствах, условиях, способе и технических средствах получения фонограмм, приобщенных к уголовному делу, а также представления на экспертизу самого звукозаписывающего устройства (магнитофона). Сведения о месте, способе, технических средствах и иных обстоятельствах производства записи приобщенных к делу фонограмм имеют существенное значение для правильной квалификации дефектов фонограммы и нарушений непрерывности ее записи и принятия решения об отнесении или неотнесении их к признакам монтажа, предупреждению возможных экспертных ошибок.

Расшифровка фонограммы представляет собой зафиксированный в письменном виде дословный текст речевых сообщений (переговоров), записанных на фонограмме. При этом нужно обратить внимание на то, чтобы знаки препинания в расшифровке соответствовали членению звучащей речи на отдельные смысловые единицы. Как известно, достаточно неправильно поставить запятую или двоеточие, чтобы изменить смысл фразы на противоположный.

Существенным моментом является то, что документирование речевых сообщений осуществляется часто с использованием цифровых диктофонов. Речевой сигнал записывается либо на цифровой магнитный носитель, либо в память магнитофона. В дальнейшем может возникнуть необходимость приобщения фонограммы к материалам дела, однако каждый раз приобщать к делу магнитофон, даже из экономических соображений, вряд ли целесообразно. В таких случаях, по мнению автора, желательно проводить досудебное исследование в рамках консультации специалиста. Можно заявлять ходатайство о назначении фоноскопической экспертизы на этапе подготовки дела к судебному разбирательству или предварительного судебного заседания, предварительного следствия.

При этом можно разрешить следующие задачи:

- установить дословное содержание записанного на фонограмме разговора;

- установить, содержит ли фонограмма признаки монтажа, копирования или каких-либо иных изменений, внесенных в процессе самой звукозаписи или после ее окончания;

- произвести копирование (включая при необходимости одновременную очистку от шумов) на представляемый носитель (например, аналоговую компакт-кассету, диск, дискету).

В результате к материалам гражданского или уголовного дела можно приобщить произведенную экспертом (специалистом) копию фонограммы (в качестве производного вещественного доказательства), достоверность которой подтверждается заключением фоноскопической экспертизы и показаниями эксперта (ответами специалиста по вопросам, входящим в его компетенцию). В заключении эксперта при этом должно быть указано, что в процессе перезаписи не было привнесено никаких изменений (никакая часть речевой информации на исходной фонограмме не была пропущена, изъята, добавлена или искажена).

Успешное решение задач судебной фоноскопической экспертизы на современном уровне науки и техники, полное и всестороннее исследование всех объектов судебной фоноскопической экспертизы, отражающих процесс порождения, передачи, записи и хранения звукового сигнала, возможны только на основе комплекса специальных познаний различных базовых наук.

Судебная фоноскопическая экспертиза назначается для решения следующих задач: идентификация и диагностика личности по голосу и речи, выявление признаков монтажа и иных изменений, привнесенных в содержание фонограммы в процессе производства или после окончания звукозаписи, определение условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи, а также иных фактов по фонограммам, имеющих доказательственное значение.

Задачи, составляющие предмет фоноскопической экспертизы, носят идентификационный и диагностический характер. К идентификационным задачам относится, например, идентификация человека по голосу и речи. К диагностическим задачам - в частности, установление номера набираемого телефона по фонограмме, источника звука по их следам на фонограмме и др.

Происхождение фонограмм как доказательств и их природа имеет определенную специфику. Фонограммы в судопроизводстве могут быть получены из следующих источников:

- в результате осуществления звукозаписи гражданами переговоров с теми или иными лицами;

- в результате применения технических средств для контроля деловых переговоров в целях их документирования и протоколирования;

- как результат аудио-, видеозаписи, осуществляемой в рамках конкретного гражданского, уголовного или арбитражного процесса;

- как результат аудиозаписи, осуществляемой вне процессуальных рамок, включая результаты оперативно-розыскной деятельности.

Важно отметить, что принцип гласности судебного разбирательства реализован законодателем в прямом указании на возможность производства звукозаписи участниками и лицами, присутствующими в судебном заседании. Таким образом, как участники открытого судебного заседания, так и граждане, присутствующие в зале, в судах общей юрисдикции и в арбитражном суде, могут, не испрашивая разрешения у председательствующего и специально не уведомляя об этом, производить звукозапись хода и содержания судебного заседания.

Немалая проблема для современной судебной практики заключается в установлении фактов, имеющих доказательственное значение, по документам, исходно представленным в цифровом виде. Это относится в том числе к аудиозаписям, выполненным с помощью цифровых устройств, магнитофонов, цифровых регистраторов и других специальных технических средств.

Сегодня большое распространение получили аппаратно-программные комплексы, позволяющие вводить аналоговые фонограммы в ПЭВМ, оцифровывать их, а затем редактировать, микшировать, синтезировать голосовые и речевые сигналы, производить монтаж и разнообразные манипуляции с речевой и текстовой информацией, осуществлять перезапись фонограмм с измененным содержанием вновь как на аналоговый, так и материальный носитель. Это, в свою очередь, означает, что принципиально расширились возможности подделки фонограмм, являющихся вещественными доказательствами и (или) документами.

Таким образом, сложность в процессуальном закреплении, проверке и оценке достоверности фонограмм на аналоговых и цифровых носителях записи (даже подтвержденных с помощью технологии цифровой подписи) заключается в принципиальной возможности их полной или частичной фальсификации и подлога без оставления видимых следов проведенных манипуляций. Это нередко дает повод для высказывания сомнений в достоверности информации, зафиксированной на фонограммах, приобщенных к уголовному делу в качестве доказательств, а также звукозаписей - приложений к протоколам, фиксировавших ход и содержание процессуальных действий.

На практике цифровая запись звука все чаще используется правоохранительными органами - при документировании следственных действий и противоправных деяний, при проведении оперативно-розыскных мероприятий и т.д. Также происходит интенсивная замена аналоговых многоканальных регистраторов телефонных переговоров (например, дежурные службы 02, 03, МЧС) на цифровые многоканальные регистраторы.

Соответственно, все чаще цифровые фонограммы приобщаются к уголовным и гражданским делам в качестве вещественных доказательств. Цифровые фонограммы могут быть записаны при помощи следующих устройств: цифровые магнитофоны (стационарные и портативные), мобильные телефоны, многоканальные цифровые регистраторы и т.д.

Приведем пример. Матери позвонил по мобильному телефону перепуганный сын: "Я сбил человека! Срочно нужны деньги, чтобы дать взятку. Передаю трубку следователю". И мать, узнав сына по голосу ("только он какой-то был усталый"), бежит на встречу якобы с сотрудником милиции и дает ему крупную сумму денег. Однако потом оказывается, что ее сын преспокойно находился на лекции в институте и никому не звонил. И такого рода телефонные мошенничества, к сожалению, стали нередки в последнее время.

Другой пример. На фоноскопическую экспертизу поступает аналоговая компакт-кассета с записью телефонного разговора. Однако эксперт находит на фонограмме явные признаки цифровой обработки. Желая не утратить важную информацию, но не зная возможности экспертизы, цифровую фонограмму переписали на стандартную аналоговую компакт-кассету и под видом оригинала приобщили к материалам дела. В дальнейшем при производстве судебной фоноскопической экспертизы факт перезаписи был установлен по наличию признаков цифровой обработки сигналограммы.

Если факт перезаписи не был надлежаще процессуально оформлен, то по результатам экспертного исследования могут возникнуть сомнения в подлинности и достоверности записанной на фонограмме информации. Это, в свою очередь, может явиться поводом для признания фонограммы недопустимым доказательством.

Принципиальное отличие цифровой фонограммы от аналоговой заключается в возможности внесения в ее содержание таких изменений, которые проще скрыть при копировании, а значит, они могут быть далеко не всегда обнаружены при проведении экспертизы. Кроме того, цифровая фонограмма, как любой компьютерный файл, может копироваться многократно. Это означает, что только по цифровому файлу с записью разговора на съемном носителе невозможно установить экспертным путем, является ли фонограмма оригиналом, т.е. подлинником, или получена вследствие перезаписи, в ходе которой могли вноситься изменения.

В то же время здесь важно отметить, что высказываемое иногда мнение, что цифровые фонограммы вообще не должны приобщаться к материалам уголовных дел, так как якобы проверка их аутентичности экспертным путем невозможна, не основано на действующем процессуальном законодательстве и существующей практике производства фоноскопических экспертиз, объектами которых являются как аналоговые, так и цифровые фонограммы. В действующем законодательстве нет конкретного упоминания о типе материального носителя звукозаписи. Например, в диспозиции п. 2 ст. 89 АПК РФ указано, что иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ.

В ст. 77 "Аудио- и видеозаписи" ГПК РФ прямо указана возможность приобщения фонограммы на любом носителе: лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Главное, чтобы фонограммы были собраны в соответствии с требованиями процессуального законодательства, надлежащим образом приобщены к материалам дела, проверены и оценены судом. Таким образом, вопрос о приобщении к материалам дела в качестве вещественного доказательства фонограммы, исходно полученной как в аналоговом, так и в цифровом виде, должен решаться на общих основаниях в порядке, определенном соответствующими статьями ГПК РФ, АПК РФ, УПК РФ.

Экспертиза - лишь один из способов такой проверки, предусмотренных процессуальными процедурами. При этом экспертные методики комплексного выявления признаков монтажа, перезаписи, следов оцифровки фонограмм и других артефактов, свидетельствующих о нарушении аутентичности записи, постоянно совершенствуются.

Очевидно, что применение звукозаписи для документирования телефонных и иных переговоров, звуковой информации, устных показаний в ходе процессуальных действий, с одной стороны, способствует формированию доказательственной базы, но, с другой стороны, объективно приводит к увеличению потребности в их процессуальной проверке и оценке. Судебная фоноскопическая экспертиза, как известно, не относится к числу экспертиз, назначение которых определено законодателем как обязательное. Тем не менее данная судебная экспертиза - это достаточно эффективное процессуальное действие по объективной проверке достоверности записанной на фонограмме информации, имеющей значение доказательства. Оно состоит из проведения комплексного исследования фонограмм и дачи заключения по вопросам, разрешение которых требует применения специальных знаний в области судебной фоноскопии.

Таким образом, в российском судопроизводстве фонограммы довольно прочно заняли свое место среди других доказательств, и практикой выработана определенная технология их исследования и оценки в качестве вещественных или иных доказательств.

В сферу судопроизводства вовлекаются фонограммы речевых сообщений и переговоров из делового и хозяйственного оборота, экономической и предпринимательской деятельности, записи коммерческих переговоров, осуществляемых физическими лицами (гражданами), юридическими лицами (службами безопасности, кадровым аппаратом, секретариатом и т.д.). При этом не учитывается, что надо правильно организовать не только производство звукозаписи (для получения фонограмм хорошего качества с разборчивым речевым содержанием), но ее надлежащее хранение с последующим оформлением в качестве вещественного доказательства или иного документа (с учетом судебной перспективы). Небрежное обращение с фонограммой, случайная деформация магнитного носителя, остановки во время производства звукозаписи и ее перерывы, неосторожное стирание информации при воспроизведении - все это может оказаться существенным для признания впоследствии такой фонограммы недопустимым или недостоверным доказательством.

Проиллюстрируем это на примере.

В арбитражный суд в качестве доказательства притворности сделки купли-продажи квартиры была представлена фонограмма переговоров продавца и покупателя, сделанная скрытно покупателем в момент оформления сделки. Однако суд отказал в приобщении фонограммы к материалам дела в качестве вещественного доказательства, поскольку фонограмма была плохо разборчива, имела признаки нарушения непрерывности звукозаписи и последующего стирания части информации.

Как известно, любое доказательство не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке в совокупности с другими. В то же время это новый источник доказательств, который обладает определенной спецификой, требует особого подхода в оценке его допустимости и достоверности.

На практике могут возникнуть проблемы, связанные с выяснением источника происхождения данного конкретного доказательства в виде фонограммы. В силу ст. 77 ГПК РФ лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. А в соответствии с п. 3 ст. 185 ГПК РФ в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист, в необходимых случаях суд может назначить экспертизу. В соответствии с п. 3 ст. 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Таким образом, в случае сомнений в достоверности аудиозаписи, неизвестности источника ее происхождения, возможности ее фальсификации тем или иным способом требуется назначение и проведение фоноскопической экспертизы.

Предмет фоноскопической экспертизы - факты и обстоятельства, устанавливаемые по фонограммам на основе комплекса специальных знаний в инженерно-технических, физико-математических, информационных, лингвистических технологиях.

Объектами фоноскопической экспертизы являются фонограммы, приобщенные к материалам дела в качестве вещественных доказательств или иных документов.

Представляемые на экспертизу фонограммы могут быть зафиксированы в аналоговой форме на магнитной ленте на кассете, микрокассете, звуковой дорожке видеокассеты, магнитофонной ленте (проволоке) на катушке, в цифровой форме на электронном носителе данных (например, микросхемы памяти цифрового магнитофона), магнитном, лазерном, оптическом диске, магнитной ленте, жестком диске (типа винчестер) и т.п.

В соответствии с процессуальным законодательством экспертиза может быть поручена судебно-экспертному учреждению или любому лицу, обладающему специальными знаниями, необходимыми для дачи заключения. Таким образом, закон не требует, чтобы судебная экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных судебно-экспертных учреждений. На практике производство судебной фоноскопической экспертизы по уголовным делам, как правило, поручается государственным судебно-экспертным учреждениям, имеющим необходимые лабораторные условия, технику и специалистов. По гражданским делам судебные фоноскопические экспертизы нередко назначаются в негосударственные экспертные учреждения или персонально экспертам. Это объясняется во многом большой загрузкой ведомственных государственных судебно-экспертных учреждений производством экспертиз по уголовным делам, что увеличивает сроки производства экспертиз фонограмм и неизбежно приводит к затягиванию судебного рассмотрения гражданских споров.

Надо отметить, что при выборе негосударственного судебно-экспертного учреждения или конкретного эксперта особое внимание важно уделить проверке его компетентности и наличию оборудования, отвечающего современным требованиям, предъявляемым российским законодательством к средствам измерений.

Специфика судебной фоноскопической экспертизы в том, что для решения многих вопросов эксперт должен обладать широким спектром знаний из разных областей науки и техники (лингвистики и акустики, математики, радиотехники и др.).

Специалисты в области фоноскопической экспертизы могут оказать содействие в очистке фонограмм от шумов и помех и установлении дословного содержания записанных на фонограмме переговоров. Это необходимо для того, чтобы проверить относимость записанной вербальной и невербальной информации к материалам дела. При этом одновременно может быть поставлена задача перезаписи фонограммы, прошедшей фильтрацию и очистку от шумов, на другой носитель.

Текстовая запись звучащей речи, составленная специалистом, как известно, более точно соответствует звуковому содержанию фонограммы. При установлении дословного содержания и его отражении в виде письменного текста нужно обратить внимание не только на "читаемость" получаемого текста, но и на расстановку знаков препинания в соответствии с членением звучащей речи на отдельные смысловые единицы. В устоявшейся практике фоноскопических экспертиз сложилась определенная нотационная система, основанная на сочетании нескольких принципов:

- "читаемости", текст должен быть воспринимаем неспециалистом, поэтому звучащий текст должен представляться в орфографической записи, а знаки препинания использоваться для разделения структурных единиц и уточнения их смыслового значения; для обозначения функции завершенности используется постановка точки, незавершенности - запятая, соответственно знаки вопроса и восклицания для обозначения соответствующих интонаций;

- выборочной "детальности", отдельные элементы речи, подвергаемые детальному фонетическому анализу, отображаются при помощи транскрипции (например, дефекты речи или индивидуальная специфика произношения, особенности интонирования и т.д.);

- невербальные проявления в речи (крик, плач, смех) и особенности ситуации коммуникации должны описываться вербально в форме комментария, а не обозначаться условными символами. При этом элементы слуховой оценки звуковой обстановки не должны представляться в форме результатов объективных измерений.

Здесь важно подчеркнуть еще один существенный момент. Документирование телефонных и иных переговоров осуществляется часто с использованием цифровых диктофонов. Речевой сигнал записывается либо на цифровой магнитный носитель, либо в память магнитофона. В дальнейшем может возникнуть проблема при приобщении фонограммы к материалам дела, так как каждый раз прикладывать к делу сам цифровой диктофон даже из экономических соображений вряд ли целесообразно. Выход из такой ситуации представляется в следующем. В таких случаях, по мнению авторов, целесообразно назначать фоноскопическую экспертизу (или фоноскопическое исследование на этапе подготовки дела к судебному разбирательству), на разрешение которой можно поставить три вопроса.

Первый - установить дословное содержание записанной на фонограмме информации.

Второй - произвести перезапись фонограммы, имеющей доказательственное значение, на представленный носитель (кассету, дискету или CD-диск).

Третий - установить, имеются ли на фонограмме признаки монтажа или внесенных в нее изменений.

Таким образом, к материалам дела суд может приобщить копию фонограммы (в качестве производного вещественного доказательства), достоверность которой подтверждена заключением фоноскопической экспертизы и показаниями эксперта (разъяснением специалиста по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию) о том, что при копировании не было привнесено никаких изменений (никакая часть переговоров не была пропущена, изъята, добавлена или искажена). Представляется, что такой подход вполне оправдан.

На практике в отношении возможности исследования копий фонограмм бытует мнение, что вопрос о копировании или оригинальности фонограммы имеет смысл только для аналоговых фонограмм. Ставить такой вопрос в отношении цифровых фонограмм не имеет смысла, так как качество цифровой фонограммы копии не отличается от оригинала. Здесь следует обратить внимание на то, что верность копии цифровой фонограммы, приобщаемой к материалам дела, должна быть процессуально удостоверена. Копирование может производиться не только с фонограммы оригинала, но и с фонограммы, изготовленной путем монтажа, копирование может носить выборочный характер, когда выбирается только часть фонограммы, и т.д.

Полное и всестороннее экспертное исследование фонограмм и последующая оценка экспертного заключения как судебного доказательства во многом зависит от точной и не допускающей неоднозначных толкований формулировки вопросов. Приведем их примерный перечень.

1. Имеется ли на фонограмме (указывается местонахождение подлежащей исследованию фонограммы на представляемом носителе) голос и речь гр-на К. (указывается фамилия и инициалы), чьи образцы представлены на кассете (описывается тип носителя записи). Если имеется, то какие реплики, слова или фразы им произнесены?

2. Произнесена ли устная речь, начинающаяся словами (приводится дословное содержание слов или фразы), гражданину (указывается фамилия и инициалы), сравнительные образцы голоса и речи которого представлены на кассете (указывается тип носителя записи)?

3. Каково дословное содержание разговора, записанного на фонограмме (указывается тип носителя звукозаписи и описывается местонахождение фонограммы, указываются словесные границы фонограммы)?

4. Имеются ли на фонограмме признаки монтажа или иных изменений, привнесенных в процессе или после производства звукозаписи?

5. Является ли представленная фонограмма оригиналом или копией фонограммы, записанной на (указывается местонахождение и тип носителя)?

6. Была ли представленная фонограмма изготовлена с помощью представленного магнитофона (указывается тип записывающего устройства)?

Для решения некоторых из этих вопросов эксперту необходимо произвести перезапись представленной фонограммы с очисткой от шумов и помех.

Эксперт-фоноскопист вправе по своей инициативе, но в пределах своей компетенции давать заключение и по вопросам, которые хотя и не поставлены в определении суда о назначении экспертизы, но имеют отношение к предмету экспертного исследования. Так, при производстве судебной фоноскопической экспертизы эксперт может мотивировать отказ от решения вопроса об идентификации говорящего по голосу и речи наличием признаков монтажа фонограммы, даже если в постановлении был поставлен только один вопрос о принадлежности голоса и речи конкретному лицу.

В ст. 17 ФЗ ГСЭД эксперту как участнику судопроизводства предоставлено еще одно крайне важное, по нашему мнению, право. А именно эксперт вправе делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний. Данная новелла особенно значима для судебной фоноскопической экспертизы. Заключение эксперта по фоноскопической экспертизе содержит значительное число специальных терминов, сложно для восприятия на слух в условиях судебного разбирательства.

Как известно, заключение эксперта-фоноскописта, как любое другое доказательство, оглашается в судебном заседании, по нему он может дать свои пояснения. Для содействия в оценке заключения эксперта может привлекаться специалист.

Выяснение содержания понятия специальных знаний субъекта судебной фоноскопической экспертизы является существенным для пределов компетенции и возможности решения конкретных экспертных задач, а также для формирования соответствующей экспертной специальности.

Оценка компетентности эксперта и обоснованности его выводов проводится путем сопоставления сведений о специальности эксперта и требований используемых методик: идентификации человека по фонограммам голоса и речи и технического исследования на предмет выявления признаков монтажа.

Эксперт, проводящий идентификацию человека по голосу и речи, должен обладать знаниями таких разделов наук, как:

- общее языкознание, в том числе фонетика, грамматика, лексикология;

- фонетика, морфология, синтаксис, лексикология русского языка;

- физиология речи; психология речи; логопедия; акустика речи;

- основы магнитной звукозаписи;

- основы распознавания образов и автоматической обработки речи;

- основы теории вероятности и математической статистики.

Для выявления следов монтажа требуется специалист, обладающий специальными знаниями в объеме требований экспертной специализации - техническое исследование фонограмм с базовым техническим и лингвистическим образованием.

Отсутствие у лиц, взявшихся за производство фоноскопической экспертизы, необходимого комплекса специальных знаний может быть расценено судом как основание для исключения экспертизы из числа доказательств по делу.

 

У Вас появились вопросы?

Вы можете оставить свой вопрос на нашем сайте
и наши специалисты обязательно на него ответят

Задать вопрос

Задать вопрос специалисту

Текст вопроса

Заявка принята!

Ответ на ваш e-mail поступит в ближайшее время